Пусть улыбки не всегда искренни, но…
Нидерланды - Общие сведения

пусть улыбки не всегда искренни, но…

Недавно прочитала текст Жванецкого “Крик души”. Текст заставил посидеть в тишине и подумать об эмиграции, о России, о том, как прав Михаил Михайлович, говоря о том, что “наши люди стремятся в Стокгольм (Лондон и так далее) только для того, чтоб быть окруженными шведами. Все остальное уже есть в Москве. Или почти есть”.

Почему русские уезжают заграницу? Для того, чтобы жить в лучшей стране. Для того, чтобы лучше жить. По собственному опыту могу сказать, что желание жить в большем достатке тут часто ни при чем: с материальной точки зрения мое положение в Голландии не сильно улучшилось: у меня в Москве была любимая, хорошооплачиваемая работа, квартира, семья, друзья. Но в Амстердаме качество моей жизни намного лучше. Есть ощущение, что я живу в другом мире, в мире с иными моральными ценностями, в цивилизованном мире. Фраза М. Жванецкого: “Наш диагноз – мы пока нецивилизованны” заставила меня найти на просторах интеренета фрагмент из давным-давно прочитанного романа Людмилы Улицкой “Казус Кукоцкого”, в котором писательница устами генетика Ильи Гольдберга объясняет, почему именно мы еще или, скорее, уже нецивилизованны:

“Последняя идея Гольдберга [...] заключалась в том, что та социогенетическая единица, которая прежде, до революции, называлась «русским народом», за пятьдесят почти лет советской власти перестала существовать как реальность, а нынешнее население Советского Союза, носящее гордое название «советского народа», и в самом деле является новой социогенетической единицей, глубоко отличающейся от исходной по множеству параметров — физических, психофизических и нравственных. […] Из России в восемнадцатом году ушла белая армия, около трехсот тысяч молодых здоровых мужчин репродуктивного возраста. Дворянская, отборная часть общества: наиболее образованные, наиболее честные, не желающие идти на компромисс с большевистской властью! [...] Двадцать второй год — высылка профессуры. Не так много, человек шестьсот, кажется. Но опять — отборные! Лучшие из лучших! И с семьями! Интеллектуальный потенциал. Дальше: раскулачивание уносит миллионы крестьян — тоже лучших, самых работящих. И их детей. И их не родившихся детей тоже. Люди уходят и уносят с собой гены. Изымают из генофонда. Репрессии партийные выбивают кого? Имеющих смелость высказать собственное мнение, возражать, отстаивать свою точку зрения! То есть — честных! Наиболее честных! Священники — истреблялись планомерно на протяжении всего периода… Носители нравственных ценностей, учителя и просветители…” И так далее и тому подобное.

Не буду рассуждать на тему того, насколько научно обоснован такой диагноз нашему генофонду, и насколько вообще гены предков влияют на мораль последующих поколений. Но, видимо, большинство из нас не является потомками горстки дворян, большая часть которых либо уехала в иммиграцию, либо была истреблена. Меня умиляют фильмы Михалкова о “той России”. Сколько их было, безвозвратно канувших в Лету представителей истинного дворянства и благородного купечества? Они ли наши предки?

Кстати, о дворянах. Во время пребывании Петра Первого в Республике Объединенных Провинций (так назывались тогда Нидерланды) представителей местных властей очень удивляло то, что дворяне из окружения царя были его холопами, т.е. буквально рабами. Петр раздавал зуботычины направо и налево, а несколько человек даже велел казнить. Голландцы, между прочим, отказались исполнять смертный приговор, вынесенный без суда и следствия.

Только во второй половине XVIII века российские дворяне были освобождены от телесных наказаний. Только к XIX веку из холопов выкристаллизовалось благородное дворянство таким, каким мы теперь его себе представляем. Кажется, у Акунина читала об одном из первых примеров становления чувства собственного достоинства у русского дворянина, когда великий князь Константин Павлович обматерил офицера, а тот вызвал его на дуэль. Помнится, у Дюма, д’Артаньян, оскорбленный Людовиком XIV, собственноручно переломил свою шпагу. Вызвать на дуэль короля, которого он обязан был защищать, дворянин не мог, но и снести оскорбление было невозможно. Это XVII век во Франции, в России тогда на кол сажали. Да и сейчас, в-общем-то, приказом сверху… Может, наш народ просто возвращается к истокам?

Видимо, мы — потомки миллионов крестьян, веками живших с весьма отдаленными, чтобы не сказать нулевыми представлениями о мировой цивилизации, и прочих сословий, лучшие представители которых, опять-таки, не имеют отношения к нашим генам. В свое время мое идеалистическое представление одуховности русского народа разбилось о роман Вересаева “В тупике”, об историях классиков о “хождении в народ” и прочее.

Когда я работала гидом в Москве, иностранные туристы спрашивали меня, почему русские так агрессивны? Заметьте, никто из них не ходил в ЖЭК за справкой, не ехал в час пик в метро, не общался с милицией. И все же они видели, чувствовали агрессию несущегося в вихре невротической боязни опоздать города. Я никогда не оправдывала эту закрытость и агрессию русских генофондом, мне ближе объяснение, связанное с психологией совка. Тогда не надо было любезно улыбаться для того, чтобы привлечь клиента ввиду полного отсутствия конкуренции, тогда у людей не было ничего своего: ни дома, ни земли, ни бизнеса, тем более семейного, традиции которого хотелось бы хранить, люди боялись сказать лишнее, не доверяли ближнему. Последствия того жизненного уклада и проявляются в наше время в хамском поведении россиян на всех уровнях. Но, может быть, и кровь предков дает о себе знать.

Когда в Голландии я прихожу к врачу, он выходит мне навстречу, протягивает руку, представляется и с улыбкой спрашивает, чем может мне помочь. Водитель автобуса говорит мне “доброе утро”, а в местной вариации ЖЭКа служащие любезны и терпеливы. Здесь, встречаясь глазами, люди улыбаются. И я улыбаюсь в ответ.Из этих мелочей складывается моя жизнь день за днем. Я живу в лучшем обществе и сама становлюсь немножко лучше, спокойнее и добрее. Действительно, “не для того выезжают, меняют жизнь, профессию, чтоб съесть что-нибудь, и не для того, чтоб жить под руководством шведского премьера…”

Да, я скучаю по некоторым людям, мне не хватает философских бесед о смысле жизни на кухне за рюмочкой чая, но это все, чего мне не достает в жизни заграницей. Ну, еще, может быть, книжных магазинов и черного хлеба.

И мне очень приятно и интересно общаться с теми, кто путешествует по Европе, интересуется культурой других стран и забирает ее частички с собой. Может быть, со временем у нас появится новое дворянство, как и раньше по европейскому образцу?

 


Читайте:


Истории самостоятельных путешествий:

Амстердама причудливый запах

Амстердама причудливый запах

Голландия — наверное одна из самых насыщенных ассоциациями стран, даже если вы там никогда не были и не собирались. С...

Европу с севера на юг и обратно на Ауди

Европу с севера на юг и обратно на Ауди

Итак, наконец-то наступил тот долгожданный момент, когда мы все-таки отправляемся в наш очередной автомобильный отпус...

Настоящие амстердамцы или подсмотренная жизнь

Настоящие амстердамцы или подсмотренная жизнь

Атмосфера города во многом складывается из декораций. Неизвестные тебе люди живут повседневной жизнью на фоне улиц, п...

Харлем

Харлем

Хотелось бы написать, что въехали мы в Харлем через Амстердамские ворота. На самом деле это чудо стоит в центре круга ...

Любимое блюдо амстердамцев-rijsttafel

Любимое блюдо амстердамцев-rijsttafel

Амстердам-это не Париж и не Рим, здесь не удивляют особенностями национальной кухни. В городе много небольших рестора...

Хаарлем

Хаарлем

Почему мы решили жить в Харлеме? Потому что там живет мой, а теперь уже наш, друг Роберт. Так странно порой пересекает...

    Яндекс.Погода

    Известные люди:

    Винсент Ван Гог БЕНЕДИКТ СПИНОЗА (БАРУХ СПИНОЗА; BENEDICTUS DE SPINOZA), 1632 - 1677 Франс Хальс
    Питер Брейгель-старший Кабаре дуэт Acda en de Munnik Эразм Роттердамский
    Дик Адвокат Винсент Виллем Ван Гог Виллем Баренц

      Города и культара Королевства:

      Наука и образование в Амстердаме

      Наука и образование в Амстердаме

      На территории Амстердама находятся два университета: Амстердамский университет и Свободный университет. Амстердамский университет был основан в 1...

      Керкраде

      Керкраде

      Керкраде (нидерл. Kerkrade (инф.), МФА: [ˈkɛrkˌraˑdə]) — город и община на юго-востоке Нидерландов, в провинцииЛимбург, на ...

      Плавучий город на острове Айбюрг

      Плавучий город на острове Айбюрг

      Голландия — морская страна, защищенная от наступающего моря дамбами и многочисленными инженерными приспособлениями. Некоторые ее части представляют ...

      По улицам Амстердама:

      Скульптурные буквы «I amsterdam»

      Скульптурные буквы «I amsterdam»

      Есть в Амстердаме место, где практически невозможно сфотографироваться одному на фоне достопримечательности. Это двухметровые красно - белые буквы «...

      Музей «Heineken Experience»

      Музей «Heineken Experience»

      Четыре огромных бункера из меди стоят бок о бок в зале. До 1988 года это было сердце знаменитого старого пивоваренного завода «Heineken» в Амстердам...

      Эрмитаж

      Эрмитаж

      Произведения искусства, представленные в выставочном комплексе «Эрмитаж Амстердам» («Hermitage Amsterdam»), предоставлены для временной экспозиции и...